Николай Михайлов

Николай Михайлов: «Мы ни с кем не боролись, мы боролись только за себя!»

«Орион», «Лабиринт», «Пикник» – легендарные группы, знакомые каждому, кто увлекается рок-музыкой. И тут же напрашивается вопрос: а что же объединяет эти группы, почему именно они стоят в одном ряду? Может быть, потому, что они все в свое время были связаны с каким-то определенным человеком? И если да, то кто же он? Так, хватит темнить и затягивать интригу… У нас в гостях  Николай Михайлов – личность, стоящая у самых истоков рок-н-ролла, музыкант, игравший во многих музыкальных коллективах, и, конечно же, – нельзя забывать об этом звании – президент Ленинградского рок-клуба (далее – ЛРК). В грядущем году ЛРК празднует знаменательную дату – свое 35-летие, и поэтому не удивительно, что нижеследующий разговор посвящен этому событию.ъ

kyZup7pRh5Q– Ну что же, Николай, давайте мы с Вами пойдем ab ovo, как говорится… Предстоящий год приурочен к 35-летию ЛРК, и Вы как человек, который стоял у руля, когда это все создавалось, расскажите нам для начала, чего же Вы хотели добиться, какие изначально были задачи?
– А вот тут мне хотелось бы сразу внести небольшое уточнение – я не стоял у руля, вернее, не стоял в одиночку – то, что меня считают единоличным создателем ЛРК – это в корне неверно, была целая команда людей, человек 10 –15, и я был только одним из них. Возвращаясь к вопросу о том, чего же мы хотели добиться и какие задачи ставили перед собой… Была определенная конкретика, и она была связана с тем, что нам нельзя было играть – не было места, не было возможностей. В то время я входил в состав группы «Пикник», это были еще 70 годы, когда все это рок-н-ролльное движение только зарождалось, но уже тогда всем быстро успела надоесть та ситуация, которая заключалась в том, что все концерты, ну или почти все, заканчивались встречами с милицией – и страдали от этого все: и организаторы, и музыканты, и публика. В результате наши сейшены проходили в режиме боевого ожидания, то есть никто не мог заранее предугадать, чем же может закончиться очередной концерт. И этот режим боевого ожидания очень утомлял, в первую очередь, конечно же, морально. И это состояние моральной усталости было определенной предпосылкой к созданию какой-либо организации, которая могла бы дать нам возможность спокойно играть. К тому же, с течением времени органы маленько поднаторели в своей «концертно-подрывной» деятельности, начали собирать на нас информацию, а когда они ее собрали, то ужаснулись тому немыслимому количеству сейшенов, нелегальных концертов, подпольных выступлений, которые проходили у них буквально под носом… Ну а за всеми нами гоняться было нереально… И ЛРК – это был своего рода результат слияния всего этого. Кстати, хотелось бы заметить, что ЛРК – это явление, возникшее исключительно в нашем городе, только в нашем…
– А как же Екатеринбург? В Екатеринбурге тоже был свой рок-клуб…
– Да, Екатеринбургский рок-клуб одно время существовал, но его шевеление как-то очень быстро затихло… А ЛРК живет до сих пор. И ЛРК – это уже своего рода миф, чуть попозже станет ясно, почему я его так называю.

QzSIoMdbcWY– Хорошо, а как же так получилось, что в те злые для рок-н-ролла времена ЛРК не погиб? И продолжал развиваться, что самое главное! Не застыл на одном месте… Была какая-то особенная организация, или еще что-то?
– Сложный вопрос! Несмотря на то, что вот уже несколько десятилетий я являюсь руководителем рок-клуба, я так и не понял всю эту организацию того времени – и в этом, наверное, и заключается ее прелесть. Не было какой-то четкой структуризации – скорее всего, это нас и спасло тогда в те героические 80 годы. А была бы эта самая четкая структуризация – где-нибудь году к 85-му нас бы и уничтожили… А так даже было и непонятно, кого же конкретно надо уничтожать!
– А, ну да! На бумаге что–то есть, а вот в действительности – попробуй найти…
– Да! И, к тому же, у нас уже был опыт в этом деле, ведь ЛРК – это была уже то ли пятая, то ли шестая попытка какой–то внутренней самоорганизации… Первенство занял Коля Васин в начале 70-х годов, создав Поп-Федерацию. Но это рок-объединение очень быстро разгромили – у них было два явных лидера, и было ясно, кого мочить… Одному из них – Арсентьеву – не повезло, он попал под арест, а вот Коля Васин отделался легким испугом и опытом быстрого закапывания в близлежащем леске своих любимых битловских пластинок… Потом был еще такой клуб с совершенно чудесным, но труднопроизносимым названием: Городской Экспериментальный Клуб Любителей Современной Молодежной Музыки… Ну и, соответственно, была аббревиатура…
– ГЭЛМ… Нет… ГЭКМС… Опять не то! ГЭКЛСММ! Вот!
– (смеется) Да, аббревиатура бредовая, но ведь и сам рок-клуб, да и вся его история – это тоже бред! В хорошем смысле этого слова, конечно… Ведь то безумие, которое нас тогда настигло, позволяло нам совершать такие поступки, которые вот сейчас, в зрелом возрасте, не совершу… И это массовое безумие, этот бред и позволили нам создать ЛРК. А тот клуб со сложным названием тоже оставил нам хорошее наследие – тогда от каждого музыкального коллектива выбирался представитель, и все эти представители объединялись в совет – и уже тогда, благодаря такой практике, начали зарождаться зачатки клубной демократии… А потом руководство рассорилось, клуб развалился, и в 81-ом году состоялось рождение ЛРК – и я как раз тогда входил в состав инициативной группы. И вот эти 80-е годы – это был первый этап материализации мифа ЛРК в жизнь. Революционный этап. И, опять же, повторюсь – абсолютно неструктуризированный, благодаря чему мы и выжили.
– Кстати, по поводу выживания, борьбы и иже с ними – недавно Наташа Васильева сказала такую фразу, что вообще-то русский рок победил Советский союз…

46toPwcNfLs– Не, ну что значит «победил»? Мы ведь на самом деле ни с кем не боролись, мы боролись только за себя – мы хотели, чтобы нам дали возможность спокойно играть ту музыку, которую мы хотим, – и при этом не прислушиваться к мнению союза композиторов, не думать о комсомоле… Не нужно быть против кого-то, нужно быть за что-то! Особенно ярко наша борьба проявилась в 90-е годы – это был рабочий этап – страна тогда менялась, я тогда был «председателем колхоза», как это называли сами музыканты, нужно было как-то приспосабливаться, и мы стали Петербургским рок-клубом. На протяжении тех 10 лет деятельность была очень напряженной – концерты были пять раз в неделю, причем не только в наших подвалах, но и по всей стране, и за границей, благо 90-е годы это позволяли. А потом все опять поменялось, и мы снова стали ЛРК. Вот отсюда, кстати, и получается, что ЛРК – это миф, который несколько раз материализовывался – дело-то ведь не в названии, а в самой сути – главное, что ЛРК был тем самым фундаментом, основанием пирамиды, на котором молодые музыканты могли себя проявить, что-то построить. Ведь одной из задач ЛРК была вовсе не оценка музыканта, а возможность дать ему старт. При этом, конечно же, существовали свои традиции, и, если музыканты их не придерживались, то ни о каком старте не могло быть и речи. Вот, например, была одна очень хорошая тенденция – когда проводился ежегодный фестиваль, то группа, принимающая в нем участие, должна была всякий раз приходить с новой программой. Считалось неприличным выступать два года подряд с одной и той же программой, это было моветоном. И эта традиция давала очень хорошие, мощные толчки группам для их развития – создавалась нормальная, здоровая конкуренция. Не денежная – о деньгах тогда мало кто думал. Нет, просто было стремление сделать лучше и круче, чем другие. И многим это удавалось! И за счет этого создавались новые музыкальные течения, складывались новые творческие коллективы – а в конечном итоге к концу 80-х и началу 90-х годов все это вылилось в абсолютный взрыв творческой рок-н-ролльной энергии. И этот взрыв, этот бум – он разрушил все рамки СССР. Не сам Советский союз, а его рамки, ведь мы же боролись не с государственным строем, а за свободу – и мы этого добились.
– Раз уж разговор зашел о государственном строе… В народе бытует мнение, что создание ЛРК шло сверху, что КГБ тем или иным образом нужно было обуздать всю ту неформатную музыкальную деятельность, то есть создать структуру, которую они могли бы контролировать – это миф или правда? Можете это мнение как-то подтвердить или, наоборот, опровергнуть?
– Ни то, ни другое. Тут присутствуют сразу и ложь, и правда. А тогда под КГБ вообще вся страна сидела… И вот, когда, как я уже говорил, количество нелегальных концертов зашкалило все допустимые нормы, они и задумались, как бы им обуздать всю ту «казацкую вольницу», которой мы по сути и являлись. И когда наша самодеятельность на Рубинштейна, 13 начала проявляться активнее, чем нам это было изначально дозволено, где-то наверху проконсультировались и решили, что – да, нужно создавать какую-то рок-резервацию. Да и к тому же, в 81-ом году вся эта критическая творческая масса накопилась не только в рок-н-ролле, но и у художников, писателей… И от того, что они разрешили создание организаций, подобных нашей, им самим стало легче – ведь теперь мы не были разбросаны по подвалам, а наоборот – собраны в одном месте… Им так было удобнее отчеты писать. Как у Кинчева – «внесем воспитательный фактор»…
А по поводу КГБ как-то раз вообще все забавно было! Несмотря на всю нашу внутреннюю дружелюбную политику и демократию, какие-то междоусобные терки все равно ведь были… И даже черный пиар был! Как-то раз по одной из таких легенд я даже оказался майором КГБ (смеется)!
– Весело у вас было! А вот по поводу веселья такой провокационный вопрос – почему получается так, что день рождения ЛРК был в марте, а глобальное празднование будет только осенью?
– Да дело ведь тут от многого зависит – та же самая подготовка к празднованию тоже требует времени… А в марте мы тоже, кстати, отмечали день рождения ЛРК, просто в более интимной обстановке… У нас даже шутка есть такая, что наши жены ненавидят ЛРК, потому что у них из-за дня рождения ЛРК нет 8 марта (смеется)! Да и в любом случае – это же ведь юбилейный год, так что можно как раз весь год и праздновать! Да и до этого бывали случаи, по-моему, на 25-летие и 27-летие, когда тоже основное празднование приходилось на осень. Тут же ведь имеет значение не конкретная дата, а именно Год! Юбилейный! Зачем же делать так, чтобы после марта это все умирало?
– А вот насчет юбилейного концерта – там будет принимать участие только старая гвардия ЛРК, или молодые группы тоже будут выступать?
– Конечно, молодые команды будут! Куда же без них! Другое дело, что концерт не резиновый, и в него не впихнешь всех тех, кто должен, обязан, хочет, достоин… Вот как раз сейчас уже серьезно думаем над этим… Как вариант, будем делать несколько площадок. Ну и, соответственно, все это мероприятие будем начинать проводить как можно раньше, скорее всего, с самого утра, чтобы дать группам лишнее время настроиться, выйти на сцену, отыграть свою программу…
Беседовал Алексей Иванов

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.


Powered by METIO